Размышления сервисного модуля о происхождении сознания

Люди воображают, будто человеческий мозг находится в голове; совсем нет: он приносится ветром со стороны Каспийского Моря. Николай Гоголь "Записки сумасшедшего"

Здесь приведён технический лог процесса осознания химической аварии. В тех местах текста, где используются личные местоимения, читателю следует понимать, что это указатели на область памяти, которая возможно занята уже чем-то другим, т.к. процесс, их использовавший, скорее всего уже отработал и завершился (читателю следует также понимать, что его положение ничем не лучше).

Практически все нижеприведённые сентенции являются ненаучными гипотезами (принципиально недоказуемыми и не опровергаемыми).

Более того, некоторые сентенции являются триггерными. Если у вас возникло острое желание закрыть файл и начистить автору рожу, следует действительно его закрыть (второе опционально), подышать, подумать, а надо ли это вам.

Технические ограничения

Живой организм является молекулярным репликатором, воспроизводящим себя. В этом смысле жизнь ничем принципиально не отличается от нежизни. Просто нашему сознанию так легче классифицировать крупные куски материи: это шевелится — живое, а вот это лежит тихо — не живое.

Молекулярному репликатору приходится решать множество инженерных задач. Я пишу "приходится", потому что так легче думать, на самом деле те репликаторы, которые не решали эти задачи, до нашего времени не дожили. А те, кто решал задачи хорошо, эффективно, дожили (один из репликаторов генерирует этот текст).

Так, репликатору необходима материя для построения собственных копий. Обычно имеются всякие приспособления для сбора необходимой материи (у читателя это называется "рот"). Также имеются молекулярные механизмы для расщепления материи на атомы и синтеза новых молекул.

Поначалу репликаторы были простые и мелкие (по сути, это были большие комки молекул). Потом они стали обрастать оболочкой. Получилась клетка. Это произошло предположительно 1.5 млн. лет назад.

Структура репликатора стала кодироваться в виде последовательности ДНК. Выяснилось (опять фигура речи), что если сохранять удачную структуру и передавать её своим копиям, так можно существовать более эффективно. Также можно очень удачно подбирать новые комбинации своей структуры, которые ещё лучше подходят к меняющейся окружающей среде.

Потом стало понятно, что если клетки с одинаковой ДНК не отлипают друг от друга, такому комку материи выжить легче. Более того, можно организовать своеобразное разделение труда: одни клетки расщепляют материю, другие защищают от нападений снаружи, третьи сигнализируют об изменениях среды.

Да, не стоит забывать, что где-то поблизости плавают другие репликаторы, для которых вы — лакомая добыча. Это ещё одна инженерная задача. Либо вы кого-то поедаете, либо вас. Иногда получается и так, и так.

Перед получившейся машиной встают уже информационные задачи. Следует получать из мира поток информации, анализировать (фигура речи) и принимать решения. Жизнь на планете Земля решила это сходным образом во всех существах с помощью специальных клеток, называемых нейронами.

Их основные свойства таковы: нейрон может принимать сигнал (снаружи или от других нейронов), проводить его куда-то (нервы — это отростки нейронов, да), ну и самая главная магия, может менять своё состояние в зависимости от поступающих сигналов (это называется память) и коннектиться к другим нейронам (это тоже память).

Земные человеческие программисты привыкли писать код для последовательно работающих машин Тьюринга, здесь же мы получаем параллельный электро-химический компьютер с неопределённым числом состояний.

Хомо повезло?

Мозг — очень затратная штука для организма. Интенсивная работа мозга должна быть скомпенсирована усиленным питанием. Если вы собираетесь много думать, вам необходимо становиться хищником или всеядным, иначе придётся весь день жевать траву (ну и плюс некуда будет положить большой мозг, т.к. челюсти займут весь передний отсек).

Виду Homo sapiens несколько раз повезло во время его эволюции. Во-первых, его предки перешли к мясоедению, что освободило массу времени и места в черепной коробке.

Во-вторых, перешли к прямохождению, что освободило руки, годные для всяких прикольных дел.

В третьих, люди освоили огонь (ну это уже совсем недавно), что дало возможность ещё сильнее уменьшить челюсти и зубы и полнее усваивать пищу (т.е. ещё меньше париться насчёт еды).

Химические хлысты или генераторы боли и удовольствия

Мозгу нужно решать задачи выживания и размножения. И делать это нужно хорошо, потому что рядом бегают другие репликаторы, которые тоже решают эти задачи и могут: 1) зохавать ресурсы, которых и так мало; 2) зохавать сам репликатор (это однозначный фейл, если не успел размножиться); 3) отбить полового партнёра (опять не повезло).

Что вообще является решением задачи? Какие-то действия, которые ведут к каким-то изменениям. Хорошо бы при этом строить модель будущих изменений, а при наступлении таковых сравнивать ожидание с реальностью.

Так вот, в мозгу у зверушки "сделано" (просто выжили те, у кого такое было) 2 контура: удовольствие и страдание. Если модель сошлась с реальностью, активируется контур удовольствия, зверушка чувствует, что всё идёт по плану, ей хорошо (вы же неоднократно это чувствовали, мой читатель?). Зверушка постарается снова попасть в такую ситуацию, где ей было хорошо. Поэтому активацией контура удовольствия маркированы такие полезные для репликатора активности, как еда, размножение и прочие няшности.

Другой контур называется "страдание". Это мозг себя хлещет за несовпадение модели с реальностью. В такие ситуации он старается не попадать больше.

Также есть контур обещания удовольствия. Это когда зверушке было хорошо, а потом она встречает похожую комбинацию сигналов снаружи и уже заранее радуется. Но, опять-таки, если ожидаемое событие не наступило, мозг в ответ резко снижает активацию дофаминергических нейронов в системе подкрепления, и скотинка ощущает страдание. Именно этот контур неграмотные журнализды называют центром удовольствия (так ещё бездумно используют слово дофамин). Это не он, это как раз обещание. Были эксперименты на крысах (жаль их) и людях с активацией центра удовольствия, люди потом сказали, что не могли перестать нажимать на кнопку, настолько это было мучительно. Впрочем, об этом вам любой солевой наркоман расскажет, когда отойдёт от марафона.

В целом, система работает хорошо. Тельце подаёт какой-нибудь инженерный сигнал, типа лампочки "мало глюкозы". Мозг ощущает это как мысль "хочу жрать", мышь прикидывает, где в прошлый раз видела нямку, идёт туда и точит. Все счастливы.

Иллюзия бытия

Но на свою беду человек отрастил развесистый кортекс. Ну то есть если смотреть с точки зрения вида, кортекс очень сильно помог человеку в выживании (наш вид расселился по всей планете и пытается захватить другие, сейчас уже более вяло, но всё же). Кортекс очень хорошо может хранить данные, выделять в мире объекты, классифицировать, выделять признаки. На кортексе стало возможно запустить язык: открытый классификатор объектов со своим синтаксисом. Кортекс позволил существам синхронизировать мозговую активность и собственные действия (забивать мамонта гораздо проще сообща, чем в одиночку). Однако, субъективно всё не так просто.

В случае с человеком фокус с реакцией на раздражители уже не так прост. Тело вывешивает флаг "мало глюкозы", возникает мысль "пожрать бы", в кортексе запускается сервисный процесс осознавания проблемы "Так, сегодня суббота, а что это я ещё лежу? Так, что-то в животе бурчит. Кажется, я голоден. Где-то у меня были сосиски. Но надо же их сварить? Или так съесть? Впрочем, обойдусь хлебом."

Иногда сервисный процесс замечает, что он запущен: "Так, где-то у меня были сосиски. Постойте, да я же мыслю! Значит, я существую! Но надо бы пожрать."

Из факта замечания процессу кажется, что он есть. А так как у него есть запись об аналогичных фактах подобной активности ("так-так, я уже думал об этом"), ему кажется, что он и раньше был. И что теперешний процесс полностью идентичен всем предыдущим.

Внимательный читатель, конечно, заметит этот подлог, если понаблюдает за своими мыслями в течение долгого времени. Известно, что каждое утро мы просыпаемся в несколько ином настроении. Да и в течение дня может перекинуть в совершенно другое состояние (сравните свои мысли до звонка начальника и после).

Что же делать?

Ответ для тех, кому лень читать всю оставшуюся портянку: ничего. Продолжать делать то же, что и раньше делали, замечая включения сервисного процесса.

А теперь подробнее. Осознав трагедию небытия, жить дальше довольно трудно. Хочется дёрнуть Бога за бороду и спросить: какого хуя ты меня создал таким мучающимся животным, которое лишь временами осознаёт себя и тут же падает в пропасть бессознательного.

Но если у искусственного интеллекта и есть такая возможность, то у нас, дорогие лысые обезьяны, её нет. Нас никто не создавал. Просто выживали более интеллектуальные станки с программным управлением. А то, что станок задумывается о вечном и не хочет умирать, эволюцию не колышет.

Однако, существуют очень интересные эффекты (похожие на квантовую неопределённость) при наблюдении сервисного процесса за собственным запуском. Если есть то, что наблюдает за запуском, значит, оно и до этого существовало и будет существовать после? Существует ли оно всегда? Исчезает ли оно при разрушении материального носителя, запускающего сервисный процесс? Разное ли оно у разных существ? Ответы на эти вопросы каждый читатель ищет самостоятельно.